# 55 RU6FP

Захаров Владимир Владимирович

ex: КВС Ан-2, Ми-8, Ми-8МТВ, Ка-26

МС по парашютному спорту

ex: RA6HCC, 6O6HCC, 9N1FP...

9N1? & 9N1FP

 

Как я был DX-ом...

Вообще-то я был DX-ом в своей жизни дважды. Первый раз это случилось со мной в 1993 году. Наша авиакомпания заключила контракт на обслуживание миссии ООН в Сомали (UNOSOM). Я был назначен старшим ставропольской группы из четырех вертолетов Ми-8 МТБ (20 человек летного и технического состава). Времени на сборы было так мало, а успеть надо было так много, что вопрос работы в эфире даже не стоял. В результате я оказался в Сомали с пустыми руками — ни трансивера, ни антенны, ни даже какого-нибудь справочника. За три года войны страна была разрушена полностью, в эфире не было ни души, я мог бы быть единственным коротковолновиком из Сомали, но Впору было локти кусать. Тем не менее, время от времени я пытался выяснить, где и как можно получить лицензию. И тоже безрезультатно, не хватало времени, чтобы заняться этим всерьез — уж очень интенсивно мы летали.
       Лишь через два месяца у меня появилась надежда. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Обстановка в стране резко обострилась, американцы вконец испортили отношения с некоторыми из сомалийских кланов, и между ними фактически начались боевые действия. Сомалийцы старались не затрагивать представителей других стран, но лес рубят — щепки летят. Сомалийская мина, не долетев до американцев, изрешетила вертолет ростовчан; граната из гранатомета по ошибке влетела в окно тюменских авиатехников и взорвалась в туалете, надолго лишив сна всю тюменскую группу. В числе прочих мер безопасности было принято решение переправить ставропольскую группу на базирование вглубь страны, в город Бардера на реке Джуба, кишащей, между прочим, огромными крокодилами. А для связи с Могадишо мне выдали (!) радиостанцию KENWOOD TRC-70 и стабилизатор 24/12 В. Больше, правда, ничего не выдали, ни антенны, ни блока питания, но я был рад и этому.
       По прибытии на место я подал региональному директору UNOSOM в Бардере заявление с просьбой выдать мне лицензию. Поселились мы в трех фанерных домиках в лагере Ботсванского военного контингента. Вокруг одного из них мы закопали длинный толстый трос, получив отличное заземление. Из подручных средств соорудили диполь. Блоком питания мне служило зарядное устройство для зарядки бортовых аккумуляторов, в буфере которого всегда стоял заряжаемый 24-вольтовый аккумулятор.
       Поскольку лицензии еще не было, начал я с вызова родного ставропольского аэропорта. Из частот, на которых работают операторы северокавказских аэропортов, наиболее подходящей была 5568 кГц. И хотя всех их я слышал на 59 с плюсом, мне они долго не отвечали. Лишь на третью ночь ростовский оператор (позывной "Шпора") подсказал ставропольскому "Том, Шпора, вас какой-то борт вызывает" Женщина-оператор в Ставрополе тотчас отозвалась "Какой борт вызывает Том? Том на приеме". "Том, RA-24013" "24013, Том, вас очень плохо слышно. Вы на какой опер-точке стоите?". "Да мы в Африке стоим, Том, в Сомали". "Батюшки!.".
       Так состоялась моя первая связь из Сомали. В то время это был единственный способ связи с домом, поэтому эти контакты были почти каждую ночь. А в это время на "сороковке" все СНГ от Калининграда до Камчатки "гремело" на 9 баллов. Со стороны очень наглядно видно преобладание "наших" в эфире. А лицензии все не было. Те, кто ругает наших бюрократов, просто не имел еще дело с Ооновскими. Через месяц (!) мне прислали список частот, на которых рекомендуется работать радиолюбителям в Сомали. Еще позже, после моих многократных запросов, меня спросили, а какой, собственно, позывной я хочу получить? А действительно, какой? Префикса Сомали я не знал, справочника нет, спросить не у кого. Разве что в эфире? На "сороковке" двое ведут неспешную беседу о своих антеннах. На мой "брек" ответили сразу "Кто брекал?" "RA6HCC" "RA6HCC, слушаем вас" "Понимаете, ребята, RA6HCC — это мой домашний позывной, a я вот неожиданно оказался в Сомали." и далее суть своей просьбы. Двое продолжили неспешную беседу и лишь погодя одни другому заметил. "Слыхал, че месит? Он че, нас за дураков держит''."Все правильно, я бы тоже не стал работать с нелегалом. Но что же делать?
       В конце концов выход был найден, по моей просьбе оператор "Том" позвонила моему товарищу Николаю Кононову UW6HW (сейчас RW6HW), с которым мы когда-то вместе летали на амиахимработах, и сообщила ему, на какой частоте я его ожидаю. Так я узнал, что префикс Сомали — 6О. Я тут же написал очередное заявление с просьбой выдать мне позывной 6O6НСС и вскоре получил лицензию. Правда, подписал ее Security Officer из директората UNOSOM в Бардере, а не Chief-Communication, как я ожидал. Кроме того, как я сейчас думаю, вряд ли они вообще имели право выдавать 6О, скорее 4U, но тогда я был рад, что через 4 месяца я наконец-то получил лицензию. И я начал работу в эфире.
       Но были и другие проблемы. Ключа у меня не было, а работать микрофоном в комнате, в которой еще пятеро отдыхают после трудного дня… Уже после 23-х мне настоятельно предлагали "завязывать" Каюсь, несколько раз я был инициатором веселых вечеринок, после которых моих товарищей и пушкой было не разбудить, и я мог орать свои CQ хоть всю ночь.
       За оставшееся до отъезда время я успел провести чуть больше 400 связей. Это очень мало, но лучше чем ничего, а для тех условий даже много.
       Потом я работал в Турции, в ЮАР и в Конго, но ни в одной из этих стран мне не удалось по разным причинам поработать в эфире. Особенно мне жаль, что не удалось поработать из Конго. Я попал туда, имея в кармане командировку на две недели и задание перегнать вертолеты из Кейптауна в Браззавиль. Ну кто мог предположить, что в Браззавиле меня догонит указание остаться работать на полгода?
       А вот в командировку в Непал я готовился заранее. Отправился я туда в конце июля 1997 г. Взял с собой трансивер, телеграфный ключ и блок питания, рассчитывая все остальное добыть на месте. На первом месте работа, тем более, что я опять назначен старшим группы. До поиска возможности работы в эфире дело дошло не сразу, а когда дошло, то выяснилось, что наш адвокат Сатин Карле, которого я нанял для наших производственных дел, является главным радиолюбителем Непала и имеет позывной 9N1AA. Он рассказал мне, что в Непале выдано уже 8 лицензий, из них 2 местным радиолюбителям, остальные иностранцам. И что я буду девятым. Он же помог мне быстро оформить лицензию, и мне дали позывной 9N1FP. В Непале это довольно дорогое удовольствие! Каждые два любительских диапазона стоят 150 USD. Сатис выдал мне в бессрочное пользование антенну "Виндом", и я начал работать в эфире. Вот где я узнал, что такое Pile-Up! Если работа SSB CQ с моими 100 Вт не всегда получалась, то стоило мне нажать на ключ, как начиналась "свалка". Боже, какие экзотические страны меня вызывали — ЗВ8, 3W, 5Х, 5Z, 7Q, 8O, 9J, А21, СТЗ, CU, FR, НК, JW, KG4, КН2, КН6, OY, ST, V7, ХХ9, YV, ZS, ZP!.. И почему никто из них не отвечает, когда я их зову из Ставрополя?!
       Прохождение в Непале очень необычное. Видимо, сказывается влияние Гималаев. Днем, примерно с 10 и почти до 16, прохождения в Катманду нет на всех диапазонах. Потом появляется одновременно на всех. С 20 до 23 опять спад. С 23 до утра обычно хорошее прохождение на всех (кроме 24 и 28 МГц) диапазонах.
       Всего за период с ноября 1997 по август 1998 плюс февраль и март 1999, когда я опять посещал Непал, я провел более 7,5 тыс. связей со 136 странами и территориями мира по списку DXCC. Не рекорд, конечно, но в указанный период я был самым активным радиолюбителем Непала.
       Была у меня проблема с QSL-почтой. Карточки я изготовил сам, указав на них свой домашний адрес, и рассылал их с разными оказиями. Это было не совсем удобно, я уже подумывал о менеджере, но тут Сатис показал мне статью в американском QST, в котором сообщалось, что в Непале появился русский вертолетчик-радиолюбитель, далее перечислялись мои прежние позывные и адрес."-->
       Утверждалось, что я предпочитаю работать CW, а дальше сообщалось, что, так как я все время занят то с вертолетом, то с радиостанцией, рассылкой карточек занимается из Ставрополя моя жена. Последнее меня озадачило, поскольку моя жена, как и большинство нормальных жен радиолюбителей, мое хобби лишь мужественно терпит, но не более того. И чтобы она согласилась возиться с QSL-почтой? Я покосился на Сатиса: "Откуда у них эта информация?". Он сказал, что не знает, но глаза отвел. Через несколько дней ко мне приехала погостить моя жена. Я показал ей эту статью. Она почитала, подумала, подумала и сказала, что так и быть, согласна, чем озадачила меня еще больше. С той поры она добросовестно рассылает QSL-почту, за что я ей очень благодарен. Вот только домашний адрес у меня изменился. Поэтому всех, кто еще не отправил карточки за связи с 9N1FP, RU6FP, 6О6НСС, 6А6НСС, прошу отправлять их по адресу: 355001, Россия, г.Ставрополь, ул.Октябрьская, 145.