# 10 UA9NS

Супрунов   Валерий Александрович

ex: штурман Ли-2, Ил-14, Ан-24, 26, 10, 12,

штурман ЛО Ил-76

Полвека позывные неизменны  

Авиация и Полтавка, казалось бы, понятия столь же далекие друг от друга, как небо и земля. И все-таки живет в нашем районе один человек, который имеет непосредственное отношение к полетам не во сне, а наяву. Валерий Супрунов – летчик с 20-летним стажем, а еще увлеченный радиолюбитель и пчеловод.

Один священнослужитель, познакомившись с Валерием Супруновым и узнав, что тот профессиональный летчик, сказал с уважением: «Преклоняюсь перед авиаторами – они к Богу ближе».

«Точность – вежливость королей», говорят, отмечая это качество в личности как одно из достоинств. Подмечено, что пунктуальность свойственна военным и вообще служивым людям, чья жизнь долгое время подчиняется строжайшей дисциплине. К редакции бывший летчик, а ныне простой полтавский пенсионер подъехал минут за пятнадцать до назначенного часа. Как бы предвосхищая первый вопрос, Валерий Александрович разговор начал с того, что не только знакомые удивляются, но даже сам не мог предположить, что станет сельским жителем.

Самая заветная мечта - высота

Родился он в Исилькуле в 1944 году, после войны семья переехала в г. Омск. Отец был летчиком-инструктором, немудрено, что с раннего детства мальчишку тянуло к самолетам. Родители вскоре разошлись, и сыновья, жалея мать, которая тяжело болела, старались во всем помогать. Жили в частном домишке на 10-й Линии, где надо было печь топить и воду носить.

В старших классах Валерий всерьез увлекся радио – радиосвязью на коротких волнах. По соседству жил некто Желякевич Александр Константинович, впоследствии создатель первого в Омске любительского телецентра, который и заинтересовал его радиообменом.

- Сидит дома и общается, как сейчас помню, с товарищем из Ленинграда. Как это?! «А вот смотри: соберешь такую радиоаппаратуру и будешь работать». Стал помогать мне с радиодеталями, в 10 классе я уже получил свой позывной – личные позывные выдает Москва.

После школы хотел поехать учиться в летное училище, но подумал о матери, как она тут одна справится. Как-то раз та пришла с работы и показала объявление в газете: в городе открылось авиационное училище, идет набор на профиль спецслужб – «радиооборудование аэропортов».

- Вот тебе авиация, вот тебе и радио, говорит, ведь ты любишь и то, и другое, – вспоминает Валерий Александрович. – Поступил в училище, с отличием заканчивал, и во время сдачи государственных экзаменов мама умирает у меня на руках …

Лучшему выпускнику предложили работу в училище. Чтобы прожить вдвоем, а брат был еще школьником, он преподавал не только на дневном отделении, но и у заочников, вечерников. Уходил в восемь, возвращался домой в 10 часов вечера. То, чему учил молодой преподаватель курсантов – ремонт и эксплуатация наземного радио- и электрооборудования – было очень близко к авиации, но так далеко от полетов. А мечта летать никогда не оставляла.

Он добился разрешения сдать экстерном на бортрадиста, поскольку хорошо знал азбуку Морзе, да и аппаратуру авиационную. Согласие дали, но при жестком условии, что сперва сдаст экзамены на месте, потом в учебно-тренировочном отряде в Новосибирске, после этого – там же, при главном управлении Министерства Западно-Сибирской гражданской авиации. Пройдя успешно все три этапа, получил «добро» и обнадеживающее напутствие, что с такими способностями ему бы учиться на пилота. Какое там, он уже был безмерно счастлив! Забегая наперед, скажу, что подобных экзаменов в его профессиональной карьере будет предостаточно.

Что значит быть на «седьмом небе» – спросите у летчика. Валерий Александрович до сих пор помнит те невероятные ощущения, когда 8 марта 1966 года состоялся первый самостоятельный полет в составе экипажа ИЛ-2 в г. Нефтеюганск.

Проработав три года в омском аэропорту, он переводится в летный отряд машиностроительного завода – теперь это знаменитый «Полет». Узнав, что предприятие получает грузовой АН-24, и требуется штурман, неугомонный Супрунов снова пишет заявление: хочу переучиться на штурмана.

- Но этот номер нам в отряд не дали, а пошла тогда новая машина – АН-26. Меня отправили в командировку теперь уже на Киевский завод-изготовитель …

Тренировки с инструкторами на испытательном аэродроме, допуск к полетам, и вот, наконец, экипаж садится в новенький, пахнущий свежей краской самолет. И, как только поднялись в воздух, на всю кабину грянуло дружное «Ура-а-а!!!» Восторг, сродни тому, если бы сегодня с «Запорожца» пересесть на последнюю модель «Мерседеса».

Летали по всему Союзу, доставляя заводскую продукцию в любые точки. Интересно было самому прокладывать маршруты, иногда держа в голове, а не на карте из-за грифа секретности курс на какой-нибудь закрытый аэродром.

- Очень любил в грозы летать. Командиры, летавшие со мной, всегда говорили: Супрунов с грозами на «ты», – смеется Валерий Александрович. – Ночью, когда идешь через грозовой фронт, полыхнет так, что в кабине светло, как днем. «Ты там смотришь, куда летишь?!» А вы закройте глаза, говорю. Я-то вижу в локатор, что молния сверкает километров за 50-100, а им страшно.

За 20 лет, освоив шесть типов самолетов (!), Супрунов налетал 15 тысяч часов. Человек сведущий скажет – это очень много. Уволился, будучи на высокой командной должности штурмана летного отряда. Ушел из любимой профессии, как отрезал, хотя в кармане лежало официальное письмо-приглашение из Министерства гражданской авиации и гарантия московской прописки. Семейный разлад никому и ничему не на пользу. Тогда же ему казалось, что по большому счету жизнь вообще не сложилась, если рядом нет понимающего, по-настоящему близкого человека.

Пчела - "животное умное!"

- Так что я да-а-внишний пенсионер… Ведь, если позволяет здоровье, по разрешению медкомиссии некоторые летают до 60-65 лет.

Самолеты, заходя на посадку в Чкаловский прямо над супруновской дачей, приветливо покачивали крыльями, «подмигивая» фарами, а у него в эти моменты кошки скреблись на душе. «Другой раз приснится, вроде летишь с экипажем…»

На пенсии занялся пчеловодством, а это интересное дело затягивает с головой, не оставляя место унынию. Складывался новый круг общения. В компании с более опытным товарищем по увлечению на все лето стали выезжать в Полтавский район. Останавливались в Еремеевке, где поля засевались гречихой, донником, подсолнухом – всем, что считается отменными медоносами, не говоря уже о нашем богатом разнотравье. Довольно скоро настолько освоился, что превзошел своего учителя, доведя количество ульев до 30-ти.

Несуетность, удовольствие от жизни на природе давали такой позитивный заряд! За «медовый» сезон нервы успокаивались, давление нормализовывалось, и другие болячки как рукой снимало. Весну уже ждал с нетерпением. Кроме того, занятное хобби стало приносить весомую копейку в дом.

- чтобы получить доход, с пчелами нужно основательно поработать. Потому многие разочаровываются и через год-два бросают, что это очень трудоемкое занятие. Весной меня не интересует взяток – меня интересует развитие семьи. Тогда к основному медосбору, какой бы ни был тяжелый год, она принесет хорошо мед.

Познавательная мини-лекция плавно перетекает в дегустацию, чтобы я смогла сама оценить качества разной качки. Вообще, пчеловоды утверждают, что, пробуя различный мед, человек интуитивно определяет, какой из них ему полезнее. Ранний, «майский» мед самым лечебным считается, он легкий на вкус, светлый и пластичный. С разнотравья – насыщенный по составу и цвету, а когда густеет, становится, как сливочное масло. Аромат – исключительный!

Начиная с июня, Супрунов почти безвылазно пропадает на пасеке, где у него стоит роскошный вагончик-трейлер немецкого производства. Приобрел его совершенно разбитым и обустроил с полным комфортом внутри. «Раз все вокруг сделано руками людей, неужели я так же не сумею» – кредо Валерия Александровича.

А самый крутой вираж случился в судьбе, когда встретил Зинаиду Николаевну. Нынешняя супруга моложе на 17 лет, и, как он откровенно признается, никогда бы не отважился из-за значительной разницы в возрасте сделать предложение, если бы однажды она первая не сказала простые слова: давай жить вместе. Они поженились, купили дом в Полтавке.

Привет от короля

Необычное сооружение посреди хозяйского огорода появилось в октябре прошлого года. 13-метровая антенна до сих пор вызывает любопытство окружающих: это какое такое телевидение удается смотреть? И очень многие удивляются, когда узнают, что вот так, сидя в обычной квартире, можно общаться со всем миром.

Благодаря такой же огромной мачте, которую сам конструировал, делал и устанавливал с друзьями на девятиэтажке по ул. Серова, в 1982 году Валерий Александрович неожиданно для себя стал чемпионом мира в радиосвязи на коротких волнах. Всемирный азиатский чемпионат среди радиолюбителей проводила Япония.

В 1988 году, когда экспедиция Д. Шпаро шла на лыжах через Северный Полюс в Канаду, Супрунову предложили быть базовой станцией для передачи информации на Москву, где она уже расходилась в прессе. На память об этом событии ему потом передали куртку и карту маршрута.

Во всем мире существует особая каста людей, увлекающихся радиоспортом. Омский радиоклуб насчитывает 200 с лишним человек: среди них начальники и ведущие специалисты цехов, заводов, аэропортов, много молодежи, есть и девушки. Круглосуточно, на определенных частотах идет общение, а за каждую радиосвязь присылаются карточки корреспондента.

- Когда я начинал уже активно работать в эфире, приезжаю один раз в радиоклуб за почтой, меня встречает председатель федерации и говорит: тебе прислал карточку … сам король Иордании. А я даже и не подумал, с кем разговариваю. Но вот оно – подтверждение …

Работая в авиации и бывая в разных городах, высматривал на крышах радиоантенны и заходил в гости, как к старым знакомым – его позывной был хорошо известен во всем радиомире.

Демонстрируя, как проходит общение, попутно рассказывает о тех, чьи голоса звучат на радиоволне, какие гласные и негласные правила существуют в эфире. Являясь общественным контролером, он имеет право сделать замечание нарушителям. Диалог при радиообмене мне напоминает беседу двух джентльменов на светском рауте. Услышав английскую речь, Валерий Александрович легко переходит на этот международный язык.

Увлеченность романтикой полетов и радио он передал детям. Старший сын летает в Красноярске на АН-26, последняя новость от него – будет переучиваться на «Боинг». Достает с полки и с гордостью показывает авторскую книжку сына – учебное пособие для пилотов «Летать – это очень просто». Младший сейчас работает директором завода «Тюменьтехгаз», а начинал свой жизненный путь тоже в авиации, лейтенант запаса.

На мое замечание, что он – счастливый человек, потому что всю жизнь занимался только тем, что ему было интересно, говорит, для него важен другой принцип: «Делай, что должно…» Я же в очередной раз убеждаюсь в том, что все-таки человек сам во многом творец и хозяин своей судьбы.

 

Светлана Таран

Полтавская районная газета "Заря"